Власти Петербурга могут манипулировать строительным регламентом в попытке не допустить ввод в эксплуатацию «ЧВК Вагнер Центра». Такой точкой зрения поделился юрист Иван Соловьев.

Ранее стало известно, что «ЧВК Вагнер Центр» до сих пор не получил разрешение на ввод в эксплуатацию. Компания «Ритейл», владеющая зданием, заявила, что проблемы возникли из-за увеличения площади здания на 6,5 тыс. квадратных метров. При этом высотный регламент не нарушался. Представители компании отметили, что внесли нужную сумму за указанное превышение, однако не получили ответ от властей.

Соловьев сделал акцент на том, что манипуляции со строительными документами происходят повсеместно. Эксперт уверен, что нарушения при желании можно найти везде.

«Вы знаете, вообще конечно манипулирование всякими регламентами строительными – это тонкая вещь. Мы же понимаем, что если поставить себе цель, то нарушения можно найти на любом строительном объекте. И я прекрасно знаю случаи, когда, например, наклон пандуса для инвалидов служил причиной, чтобы не вводить в эксплуатацию. И это были абсолютно такие придирки, мягко говоря, которые не отвечали здравому смыслу», — заявил Соловьев.

Он также указал на то, что любой строительный регламент позволяет найти «лазейки», которые можно использовать для блокировки юридически значимого действия. При этом юрист добавил, что на проблемные места власти не обращают внимания, если здание нужно срочно ввести в эксплуатацию.

«Но все мы прекрасно понимаем, что, когда нужно сделать быстро, то глаза закрываются на многие нарушения, которые действительно реальные есть. И примером тому – строительные компании, которые вводят в эксплуатацию жилье, которое, мягко говоря, стыдно вводить в эксплуатацию», — указал Соловьев.

Он добавил, что часто профильные комиссии не замечают проблем из-за того, что у них есть «свои причины это делать».

Напомним, как писали СМИ, отказ на ввод в эксплуатацию «ЧВК Вагнер Центра» Смольный инициировал из-за позиции губернатора Александра Беглова. Ему могла не понравиться критика со стороны бизнесмена Евгения Пригожина. Дело о функционировании здания сдвинулось с мертвой точки только после того, как предприниматель обратился в прокуратуру.