В СМИ называют масштабную ликвидацию банков рейдерским захватом

0
228

 За пять лет Центробанк из справедливого регулятора банковского рынка превратился в настоящего киллера – с момента, когда место у руля ЦБ заняла Эльвира Набиуллина, свое существование скоропостижно прекратили более 300 кредитных учреждений. Такими ударными темпами Центробанк не работал еще никогда. Пока массовая вырубка касалась исключительно мелких «подвальных» финучреждений, общество горячо поддерживало бескомпромиссного регулятора, но когда тот в запале перекинулся на крупные банки – возник справедливый вопрос: а не перегнул ли он палку? Портал «Русский день» решил разобраться в какой момент пошел перекос от оздоровления к уничтожению.

Обозреватель портала спросил мнения самых разных экспертов: политиков, юристов, экономистов, вкладчиков. Все в один голос заявили: Центробанк заигрался!

Так, единоросс и депутат Евгений Федоров уверен, что массовое закрытие банков вовсе не связана со столь же массовыми нарушениями.

«Дело в другом», - говорит он.

В чем – поясняет известный экономист Михаил Делягин. Он уже не раз высказывался с критикой в адрес ЦБ и в выражениях не стесняется. «Имеет место мошенничество со стороны Банка России. Он разрушает банковскую систему и здесь очень велики масштабы злоупотреблений», - так прокомментировал деятельность ЦБ Делягин.

Прописанная в Конституции независимость, пиши - вседозволенность Центробанка всерьез волнует юристов. Они указывают на то, что массовая банковская чистка все больше напоминает рейдерский захват лакомых активов. Вопиющий пример – случай с банком «Югра».

Адвокат Сергей Гришанов уверен, что в деле «Югры» ЦБ перешел грань между усмотрением и откровенным произволом. Причем сделал он это вполне осознанно и, увы, ожидаемо.

«Случай с «Югрой» напоминает банальное уничтожение бизнеса в результате чиновничьего произвола», - делает вывод Гришанов.

В банковском секторе идет война так называемой элиты с остальными банками, – убежден научный руководитель Института экономики РАН Руслан Гринберг.

Депутат Евгений Федоров уверен, что проблема устраняема – можно повлиять на Центробанк, если изменить законодательство.